main

Cinnamon Cappuccino

Coffee Portraits

Кровь предков. Автор Виктор К (Red Sparrow)
main
anilinetoxic
Кровь предков

Автор Виктор К (Red Sparrow)

1
– Драконы? Вы сказали «драконы», ваше высочество?
Свет полной луны, проникая в комнату, делал все тени резкими, глубоко чёрными, вместе с тем, как будто обволакивая предметы и находившихся в комнате людей призрачной желтовато-ртутной дымкой. Широкая грудь говорившего мужчины, рельефно очерченная (впрочем, как и все мышцы его тренированного тела), часто вздымалась и опускалась – судя по его тону, не только вследствие недавнего обладания присевшей перед ним юной особой.
– Неужели мой преподаватель ораторского искусства что-то упустил во время наших занятий? – девушка с удовольствием потянулась, прекрасно понимая, какой эффект производит на визави её обнажённая тонкая фигура, чётким абрисом выступающая на фоне светлеющего окна. – А я-то была уверена, что с дикцией у меня всё в порядке, - добавила она с лёгкой усмешкой.
– О, она великолепна, как и всё в вас, – голос мужчины слегка охрип и он был вынужден прочистить горло, что вызвало воздушный перезвон лёгкого смеха девушки. Она скользнула к нему и, растянувшись рядом, принялась накручивать на пальчик завитки волос на его груди.
– Просто… – продолжил он неверным голосом, – эта тема закрыта для обсуждения. Уже очень много лет никто вслух не вспоминает о драконах – такие разговоры запрещены королевским указом.
Она наигранно разочарованно вздохнула.
– Получается, мой статус высочества ничего не значит в королевстве моего отца?
– В отношении вас, леди Саната, имеется особый приказ – именно его величества. Наш с вами разговор на эту тему – уже преступление.
– Ах, мой милый Териус, - снова рассмеялась девушка, – сама обстановка, в которой мы находимся сейчас, тоже преступление, вам так не кажется?
Териус потянулся к ней, желая обнять, но Саната оттолкнула его, уже без тени улыбки. Мужчину отбросило к массивной деревянной спинке кровати, украшенной королевскими вензелями и замаскированными среди них охранными рунами. Потирая ушибленный затылок, он ошарашено смотрел на девушку, которая, казалось, тоже была удивлена произошедшим.
– У вашего высочества твёрдая рука, – пробормотал он, – боюсь, ваш преподаватель фехтования несколько переусердствовал, тренируя вас.
Девушка мотнула головой, взметнув над плечами вихрь иссиня-чёрных волос, отчего они упали на лицо, затем убрала их небрежным движением руки. Скрыв таким образом смущение, она потянулась к банкетке, стоявшей в ногах кровати, и завернулась в подхваченный оттуда пеньюар.
– Оставим это… лучше посмотрите, что я обнаружила позавчера у себя в спальне, хранитель королевского архива, придворный бард и преподаватель изящной словесности, господин Териус Аран!
Секунду мужчина внимательно смотрел на девушку – он прекрасно уловил перемену настроения, и, будучи не первый год при дворе, отлично понимал, к чему это может привести. Её глаза – сейчас этого не было видно, девушка сидела против света, но Териус знал, что они светло-карего цвета с янтарными лучиками – застыли на предмете, который она ему протягивала. Это была довольно увесистая книга, на вид старая и потёртая. На тёмной обложке проступал неясный оттиск черепа, схожего с лошадиным, но имеющего ряд огромных клыков и рога. Териус узнал её, но всё же прочёл название вслух.
– «Маллеус Драконис: как распознать дракона в обличье человека»… – он аккуратно отложил книгу и, поднявшись, натянул штаны и сапоги, достаточно дорогие на вид.
– Что скажете об этом, господин Аран?
– Если ваше высочество считает, что я мог подбросить в её будуар запрещённую книгу, это крайне меня огорчает. – Териус пронырнул в ворот сорочки, – но, если мне будет позволено, замечу: меня подобная ситуация компрометирует куда больше, ведь книга из королевского архива, в котором я, как вы изволили заметить, служу хранителем. Отсюда возникает вопрос: для чего бы мне понадобилось добровольно продевать голову в ошейник благородной гарроты?
– Поистине, ремесло барда обязывает быть убедительным, – произнесла Саната.
– Благодарю вас, – Териус слегка поклонился.
– Так или иначе, книга оказалась у меня. И, более того, я её прочла, – девушка запнулась, – не всё, конечно, многие моменты мне показались непонятными, поэтому…
– Вы их пропустили и решили узнать у меня то, о чём шла речь в этих моментах.
– Вы абсолютно правы. Мой древнеанкарский хромает на обе ноги, а ведь именно на нём написана книга.
– На одном из его диалектов, ваше высочество, поэтому не стоит винить себя в невежестве: всё знать невозможно.
– Ах, подхалим! – улыбнулась Саната и кончиком ногтя постучала по обложке книги, – так вы поможете мне?
Луна к этому времени ушла на запад, и в комнате стало темнее, а на небе обозначились первые признаки приближающегося рассвета. Териус пригладил волосы и покрутил тонкий светлый ус, словно раздумывая.
– Её высочество, как я полагаю, интересует не только перевод цитат из пыльного фолианта, – он устроился в глубоком кресле у стены напротив алькова, где стоял также невысокий столик на гнутых ножках, с которого Териус взял серебряный бокал и наполнил его остатками вчерашнего вина из объемной бутылки, – думаю, стоит начать историю с самого начала.
. . . .
Драконы… древнейшая раса разумных существ, в давние времена безраздельно властвовавшая над этими землями. До тех пор, пока сюда не явились люди.
Первопроходцы опасались крылатых созданий и селились вдали от их владений. Время от времени в небе над поселениями людей возникали гигантские тени, безмолвно кружили, а затем снова исчезали на востоке. Иногда, очень редко, какой-нибудь дракон спускался так низко, что спрятавшиеся в густом подлеске поселенцы видели их чудовищные морды, клыкастые и рогатые, с глубоко посаженными пылающими глазами; огромные кожистые, как у нетопыря, крылья; лишённые какой бы то ни было растительности тела, на груди, плечах и хвосте покрытые костяными наростами, напоминающими рыбью чешую. Но драконы не нападали на них, не трогали скот и дома. Поэтому, в конце концов, люди перестали их бояться, лишь настороженно поглядывали на небо, когда появлялись крылатые.
Но время шло. Весть о прекрасных охотничьих угодьях и плодородных нетронутых землях всё чаще касалось ушей монарха Шангары, или Старого королевства – и за первыми людьми пришли новые. Они продвигались всё дальше на восток, выстраивая поселения, засевая поля, осваивая территории. Поселения вырастали в города, вокруг городов возникали предместья, людей становилось всё больше и всё больше им требовалось земли. Так продолжалось до тех пор, пока форпосты разведчиков не подступили к самым Драконовым скалам. Тогда-то люди и ощутили возмущение исконных жителей этих краёв, парящих над их головами.
Наместнику короля в земле Анкари, как стали её называть, приснился странный и жуткий сон. Он находился на вершине скалы среди фьордов, под которыми далеко внизу бились о камни белёсые волны, а на восток, сколько хватало глаз, тянулась сплошная водная гладь. Ещё выше, на огромной, иссеченной ветрами и непогодой, выжженной солнцем белой глыбе восседало чудовище, спустив крылья вниз, подобно подбитой птице. Его огненные глаза неотрывно глядели в глаза наместника, и тот услышал слова, несмотря на то, что пасть дракона так и не раскрылась.
«Остановитесь – и останетесь. Двинетесь дальше – познаете тьму отчаяния!»
После этого наместник увидел нечто такое, чему не мог подобрать слова, чтобы рассказать. Поутру его без чувств нашли в собственной постели среди нечистот. Когда он очнулся, стало ясно, что рассудок его помутнён. Но в момент, очевидно, просветления, наместник сумел передать послание ящера, после чего впал в беспокойное забытьё, из которого уже не вышел. Король прислал нового наместника, запретив упоминать о произошедшем. Однако, слухи вязкой паутиной уже тянулись по городам Анкари. Драконов снова стали бояться, хотя никто и не убегал при их появлении.
И тогда стали пропадать отряды, посланные в горы на поиск руды и дорогих металлов. Но и это не стало худшим из бед. Весь ужас положения люди ощутили, когда жителям приграничных со скалами поселений стали сниться кошмары. Нескончаемые, изнуряющие, крайне реалистичные – и не было человека, избежавшего этого. Никто не знал тогда, что крылатые – непревзойдённые мастера иллюзий, но всем было понятно: то, что происходило неразрывно связано с предупреждением драконов.
Дальше было хуже – словно зараза жуткие ночные видения распространялись на запад, большие и малые города, полузабытые сёла и охотничьи стоянки, высокую аристократию и последнего бродягу. Те, на кого проклятье пало первым, медленно сходили с ума: даже днём их настигала тяжёлая волна безысходности, жгучей тоски и желания бежать без оглядки. Последнее в конце концов возобладало – бегство стало повальным. Уходили из своих домов горожане, крестьяне бросали наделы, дезертировали стражники и солдаты. Новый наместник был найден зарезанным в нужнике, но разбираться с этим убийством было уже некому.
Когда эти вести достигли столицы Старого королевства, монарх созвал Совет благородных. Было решено, что отдавать недавно открытые и обжитые территории каким-то ящерам – даже не людям – непростительное безрассудство, бросающее тень на самого короля.
Из посланных в Анкари двух корпусов мечников и стрелков, вернулся лишь один смешанный батальон, представляя собой весьма жалкое зрелище – крайне истощенные, полубезумные, солдаты наотрез отказывались вернуться, даже под угрозой повешения. Угрозу король исполнил – вернувшиеся были признаны трусами, бежавшими с поля боя.
Монарх принял единоличное решение, с которым многие были не согласны, но возразить открыто никто не посмел, небезосновательно опасаясь за свою жизнь. На помощь был признан Триумвират – тайный орден, о котором во все времена мало что было известно, кроме того, что его адепты могли решить задачи, считавшиеся неразрешимыми. Загадочные, мистические, непостижимые – так отзывались об их методах работы, перешёптываясь в кулуарах, однако, не было случая, чтобы эти методы себя не оправдали.
Так было и в этот раз. Триумвират вновь показал своё превосходство: не более двух с половиной лет понадобилось ордену, чтобы сформировать армию воинов, способных противостоять ментальным атакам практически любой силы. Все они были из разных сословий, разного возраста и физической подготовки, о способе их привлечения к службе предпочитали не говорить. Но по истечении срока это были чрезвычайно выносливые физически, мастерски владеющие любыми видами оружия солдаты, натренированные закрывать свой разум от влияния извне и даже во сне блокировать и отражать чуждое вмешательство. Отдельный легион, называющий себя Тени Молчания, подчинялся исключительно Высшим Мастерам Триумвирата.
День, когда они выступили в поход на восток, стал началом конца крылатых ящеров.
. . . .
Некоторое время Териус молчал, потягивая мелкими глотками вино. Затем поднялся и нацепил пояс с массивным кинжалом поверх тщательно оправленного дублета. Саната вскочила.
– Куда это вы, Териус? Или вы забыли, что обещали мне несколько больше, чем изволили дать?
–Боюсь, моё обнаружение здесь в этот час, леди Саната, настолько же не в ваших интересах, сколь и не в моих, – он с улыбкой поклонился, – обещаю вам, вы неременно услышите то, о чём желаете услышать, и даже сверх того. А сейчас я прошу меня простить.
Он неслышно исчез за дверью, а Саната в растерянности застыла посреди комнаты. Она и не заметила, как рассвело и наступило утро. Скоро здесь будут служанки. Девушка бросилась к скомканной постели и как могла вычистила и расправила её, после чего вспомнила о книге. Фолиант был убран с глаз, а Саната, чувствуя вдруг подступившую слабость, забралась под перину, хранящую запах тела Териуса, дразнящий воображение.
2
– Вы меня ждали, ваше высочество?
Громкий шёпот раздался над самым ухом и от неожиданности Саната вздрогнула. Чувствовала она себя прескверно и была не в настроении. К тому же Териус действительно её напугал.
– Господин хранитель королевского архива, – сказала она несколько громче и резче, чем ей того хотелось, – в следующее ваше появление постарайтесь, чтобы я узнавала заранее о вашем присутствии!
– О, не беспокойтесь, леди Саната, так оно непременно и будет, – ответил Териус, и что-то в его тоне не понравилось девушке. Она подняла глаза на возвышающегося перед ней мужчину, но не смогла разобрать выражение его лица – бард стоял так, что свет от свечей в тройном серебряном канделябре оставался позади него.
– Я пришёл выполнить обещание, – всё так же шёпотом произнёс он, присаживаясь в то же кресло, из которого вёл рассказ прошлой ночью, – книга всё ещё у вас?
Девушка передала фолиант, испытывая странное чувство дежавю, радуясь приходу Териуса и одновременно страшась его. Причины этому как будто не было, но определить, так ли это, она не могла. Сознание Санаты временами плавало где-то между телом и населяющими комнату тенями, издающими едва уловимый шуршащий звук, принимающими некие размытые формы. Такое состояние впервые появилось около двух недель назад как-то вечером. Оно прошло, но затем стало повторяться регулярно, с каждым разом сокращая перерывы. Усилилась подозрительность, хотелось одиночества и покоя. Ещё были сны – из тех, которые не запоминаются, но оставляют тягучий неприятный осадок – и жгучее чувство грядущего предательства. Вчера всё было прекрасно, а сегодня – вот оно, вновь настигло!..
Саната поняла, что Териус внимательно наблюдает за ней – в мерцании свечей его глаза струились нереальным светом. И ещё она заметила, насколько напряжено её тело, как сильно пальцы вцепились в колени.
– Что же вы молчите? Я жду, – пробормотала она глухо.
Он кивнул.
– Мне бы не хотелось утомлять ваше высочество описаниями многочисленных битв этой кампании, всех побед и поражений, в которых триумфаторами выступали поочерёдно обе стороны. Итог их ясен. К тому же, – Териус снова изучающее посмотрел на свою визави, и она буквально почувствовала его взгляд: как будто он провёл горячей ложкой по её телу, – к тому же вам, кажется, нездоровится.
Не дождавшись ответа, он продолжил.
– В «Маллеус Драконис» есть замечательная глава, объясняющая многое в этой книге, в частности, вторую часть её названия.
. . . .
Мегарон со своим отрядом уверенно продвигался вглубь пещеры, по пути истребляя яростно защищающихся ящероподобных существ – виверн – то здесь то там возникающих из темноты. Похожие на драконов, тем не менее, твари ими не были. Какая-то тупиковая ветвь, выродки змеиного племени, ни размерами, ни разумом не походившие на огромных монстров, населявших когда-то бесконечные фьорды побережья.
Этого крылатого они преследовали уже много дней и лишь единожды он вступил в схватку, поверженный наземь несколькими меткими выстрелами из мощных арбалетов, созданных лучшими мастерами специально для охоты на драконов. Люди думали, что он камнем рухнет вниз, но ящер, широко расправив громадные крылья, плавно приземлился недалеко от обрыва. Это и позволило ему избежать неминуемой гибели. Охотники за драконьими головами давно поняли, что драконам не дано взлетать прямо с земли – слишком тяжелы и неуклюжи они были для этого. Поэтому-то и селились на высоких прибрежных скалах, над которыми неспешно планировали в потоках воздуха.
Дракон, окружённый со всех сторон, сопротивлялся со всей силой отчаяния, не раз пытаясь использовать ментальные атаки, но его враги были тренированными бойцами и они выдержали. Тогда он пошёл напролом, стремясь к спасительной пропасти, хлеща вокруг себя бронированным хвостом и нанося удары страшными шипами на сгибах крыльев. Он пробился – позади остались лежать несколько человек, мёртвых и раненых, которым уже не суждено было продолжить охоту. Мегарон в холодной ярости наблюдал за неловким полётом крылатого, прокричав ему вслед, что следующая их встреча будет последней.
И вот они в пещере, в глубине которой затаился ящер. Это был последний из своего племени – остальные пали много месяцев назад. Пали от рук охотников на драконов, заменивших легионеров Тени Молчания, после того как те покинули эти земли. Драконы ослабели и с каждым годом утрачивали часть некогда могучих способностей, поэтому Триумвират решил, что время легиона в Анкари закончилось. Тем не менее, оставаясь при этом опасными соперниками.Перед уходом они обучили основам своего искусства добровольцев – те, кто смог выдержать, стали зваться охотниками. Позже за недобитыми древними существами стали гоняться все, кому не лень – авантюристы, бывшие грабители, дезертиры, в надежде обрести славу и богатство: кость и кожа ящеров ценились высоко, а на чёрном рынке и вовсе стоили баснословных денег. Поэтому Мегарон не сильно удивился, когда обнаружил за одним из поворотов юношу, кутавшегося в изорванный плащ, израненного и ослабевшего.
«Мы преследовали его, но не рассчитали свои силы, сказал тот. За поворотом выберите ветку, ведущую вниз. Двинетесь дальше – и найдёте, то, что искали»
«Но как вы смогли его выследить?» спросил Мегарон.
«Плащ – из шкуры дракона, он помог».
Мегарон подумал, что юноша не соврал – из его собственного щита острым шипом выступал клык одного из убитых им крылатых. Если дракон был рядом, щит начинал вибрировать. И сейчас он дрожал так, словно по нему ударили булавой.
«Ты сам сможешь добраться до выхода?»
«Да, силы ещё не совсем оставили меня», пробормотал юноша и вскоре исчез в той стороне, откуда пришли охотники.
«Вперёд, кто хочет смочить свои клинки в крови последнего дракона!» воскликнул Мегарон и первым бросился туда, куда указал юноша.
. . . .
– Что же вы остановились, Териус? До рассвета не меньше четырех часов, – прошептала Саната, чувствуя ломоту в теле и, вместе с тем, прилив некоей бешеной энергии, источник которой был для неё неясен.
– Хотел убедиться в том, что вы меня слушали, ваше высочество, – ответил скрытый полумраком бард, – вы бледны и…
– О, я прекрасно себя чувствую, и – да, я слышала каждое из прочитанных вами слов, и мне тем более интересно, что же случилось дальше?
– Дальше, леди Саната, оказалось, что дракона в пещере не было… вернее, уже не было, когда Мегарон и его люди ворвались туда.
–Дайте угадаю! Это была не пещера, а сквозной проход, благодаря чему дракон смог спастись через выход на другой стороне, – странное ликование охватило девушку при этой мысли.
– О, всё оказалось не столь просто, но вы правы – дракон успел спастись.
. . . .
Это была ловушка.
Мегарон слышал о подобных, но не верил, что драконы способны были создавать их. Ходили слухи, что построили их люди, подпавшие под влияние силы разума крылатых, понявших, что не в силах выиграть войну. Мегарон вонзил свой фламберг в пол пещеры и разразился проклятиями. Единственный выход закрывала глыба, которую не сдвинула бы и сотня человек. Он знал, что спасения нет, но мысли его были о другом. Охотник на драконов не мог понять, куда мог исчезнуть тот, кого он так долго преследовал – огромная пещера, куда они так опрометчиво вбежали, была пуста.
Послышался страшный треск – это начал рушится свод.
«Двинетесь дальше – и отыщете то, что искали», всплыло у него в памяти, и мгновенно эти слова затмили другие, произнесённые давным-давно: «Остановитесь – и останетесь. Двинетесь дальше – познаете тьму отчаяния!»
Израненный юноша в плаще из шкуры дракона…
Понимание ледяной волной обрушилось на Мегарона. Он поднял лицо кверху и хохотал до тех пор, пока падающие камни полностью не погребли под собой весь отряд охотников на драконов и его самого.
. . . .
В покоях принцессы было тихо. Потрескивали свечи; внизу прогромыхал караул, где-то вскрикнул козодой.
– Что же такое понял этот Мегарон, что так его развеселило перед смертью? –Медленно проговорила Саната, начиная догадываться.
Териус выдвинулся из тени.
– Он понял, что драконы никуда не исчезли. Они нашли способ выжить.
– И это значит…
– Выжить – для них значило суметь измениться тогда, когда это становилось смертельной необходимостью, ваше высочество.
– И это значит?.. – уже с нажимом повторила Саната.
– Кто знает, как они выглядели до того, как жизненно необходимой для них стала форма дракона? – сказал бард, негромко постукивая по книге, – но теперь нам точно известна их нынешняя форма.
– Ящеры стали людьми…– едва слышно произнесла девушка и вдруг встрепенулась, – что вы сказали? Что значит «нам точно известно»? Кто же вы, господин Териус Аран, на самом деле?!
– Думаю, вы уже поняли это. Вопрос в другом: кто вы?
– Большинству людей это, должно быть известно – кроме вас, разумеется.
– У нас мало времени, ваше высочество, так что давайте оставим препирательства. Что вам известно о причине развода вашего отца, короля Анкари, с вашей матерью, бывшей королевой Анкари?
– Простите, господин Аран, но мне шестнадцать, и в этом возрасте находятся дела поважнее, нежели копание в грязном семейном белье!
– Даже покопавшись, вы бы не нашли ровным счётом ничего, – усмехнулся Териус, – его величество настоял, чтобы ничто не могло указать на то, что его наследница, инфанта Анкари, рождена на свет от драконлорда, дракона-человека.
Саната сидела оглушённая, её сознание рвали плети ярости и в открывшиеся раны просыпался солью страх.
– С тех пор, как это открылось, – продолжал сидевший напротив почти незнакомый её мужчина, – Триумвират неусыпно наблюдал за вами – с ведома вашего отца. Всё дело в том, что подобное случалось и раньше, поэтому мы знали, что не в каждом случае сущность дракона сможет проявиться в человеческом теле, если один из родителей – человек. Мы ждали…
Саната поднялась и подошла к окну, распахнув его – ей не хватало воздуха.
– Ответьте, ваше высочество, – каким-то образом бард оказался рядом и поддержал её, – вы ведь замечали за собой некоторые странности: резкие перепады настроения, неуютность в собственном теле, кажущаяся способность покидать его и говорить с тенями, не узнавая их и не понимая, для чего это? Вам снились странные сны, после которых даже близкие люди казались не теми, кого вы знали всё время; более того, вы испытывали к ним ненависть, желали им смерти ради обретения некоей свободы, смысла которой не понимали? А временами вы становились столь красноречивы, что могли убеждать кого угодно в чём угодно – вам верили, что бы вы ни сказали, хотя в другой раз у вас ничего не получалось? А невероятная для хрупкой девушки физическая сила, которую мне удалось испытать на себе – и которая также непостоянна, ведь применив её, после вы ощущали болезненную слабость. И, наконец… вы позволите?
Ловкие пальцы Териуса быстро распутали завязки, стягивающие одежду Санаты – она не сопротивлялась – платье упало к её ногам.
– …это, – он провёл по едва заметным неровностям кожи на груди и плечах девушки, при более внимательном взгляде на которые можно было заметить, что они стекаются в бледный рисунок.
– Знак драконлорда. Вероятно, существование в форме дракона было слишком долгим, что отложило отпечаток и на сущность. Подобие чешуи… – бард коснулся спины Санаты и провёл ладонью вниз по позвоночнику, остановившись у ягодиц, – и здесь тоже. Мне очень жаль, леди Саната… Честь легионера Тени Молчания требует от меня исполнения долга. Дракон должен умереть.
Девушка услышала звук извлекаемого из ножен кинжала, и крик беспомощной ярости взорвался в ней, хотя рот оставался безмолвным. Её переполняла сила дракона, она могла бы прямо сейчас разорвать этого мужчину, но человеческая слабость не давала ей этого сделать. Послышался треск распарываемой ткани и Териус крепко сжал её ладонь, в которой секунду спустя она почувствовала какой-то предмет.
– Мой амулет, вырезанный из рога дракона. Он поможет вам найти… их, – голос Териуса стал едва различим, – Бегите, ваше высочество. Внизу вас ждёт экипаж. Возьмите эту одежду, она больше подходит для путешествия, – он протянул ей свёрток, извлечённый из её же комода, – Через два часа я вынужден буду доложить о вашем исчезновении.
– Но почему вы делаете это, раз вы… – она стояла перед ним обнажённая и прекрасная как никогда в своей беспомощности.
– Возможно, потому, что нас связывает нечто большее, чем мог бы подумать кто-то другой в этом дворце и во всём королевстве, леди Саната.
. . . .
– Итак, вы говорите, агент, что принцесса сбежала сегодня ночью?
Человек с измождённым лицом аскета скрестил пальцы в тонких перчатках. Одежда его состояла из фиолетовой рясы, поверх которой была надета чёрная кольчуга с эмблемой легиона – расколотым черепом дракона. С тонкого пояса свисала рапира в простых ножнах.
– Да, легат, всё верно.
– Что ж, тогда всё идёт по намеченному нами пути.
– Совершенно верно, – человек, которого при дворе знали как великолепного барда, хранителя королевского архива и преподавателя красноречия, слегка склонил голову и улыбнулся – это была жесткая улыбка убийцы, отыскавшего след своей жертвы.
– Они сами отыщут леди Санату, почувствовав племенную кровь, и возьмут под крыло. А когда это произойдет, нам останется лишь навестить и спалить дотла их тайное гнездилище!
– В котором сгинуло немало наших агентов, – добавил легат, – но вы превзошли их, выбрав иную стратегию: вместо того, чтобы самому прикидываться драконлордом, вы отправили к ним настоящего… Это он?
Легат указал на кинжал, которым любовался Териус, извлеча его из ножен.
– Да. Переплавленный осколок фламберга Мегарона.
– Кровь предков взывает, не так ли?
– Вы как всегда правы, легат.
– Смотрите, чтобы она не ударила вам в голову.
– Не беспокойтесь об этом. Моя кровь столь же холодна, как и этот клинок.
Они помолчали. За окном сменялся караул: стража выкрикнула обоюдные приветствия.
– Что ж, – нарушил молчание легат, – пора известить обо всём его величество.
Они вышли.
В открытое окно проникли первые лучи рассвета, перекрасив светлый балдахин алькова в алый цвет.



Автор Виктор К (Red Sparrow)
http://demiart.ru/forum/journal.php?user=905805&comm=308574

Кафе Pesto на Павелецкой
main
anilinetoxic
Модель: Катя

















Starbucks на Павелецкой
main
anilinetoxic
Модель: Елена






Tags:

Presto на Третьяковской
main
anilinetoxic
Модель: Марина






Tags:

Еще один Кофе Хауз
main
anilinetoxic
Модель: Маша









Tags:

Кофе Хауз
main
anilinetoxic
Модель: Алена

Fhoto1





Tags:

Для начала
main
anilinetoxic
Всем привет! 

Эту страничку я создала, потому что очень люблю капуччино с корицей и фотографировать. Так получается, что я часто делаю портреты девушек в кафе – за последние пару месяцев «кофейных» фоток накопилось на маленькую галерею. Поэтому появилась идея: сфотографировать всех девушек во всех московских кофейнях. Это – программа максимум. А программа минимум – приятно провести время в компании подруг, с фотиком и любимым напитком.  В любом случае, я надеюсь, что от просмотра моей странички вы тоже получите удовольствие.
Tags:

test message
main
anilinetoxic
Hello world! ) 

You are viewing anilinetoxic